старые фото, старые фотографии Владивосток, фото, старая фотография,  Владивосток фото, советские фотографии старые фото, старые фотографии Владивосток, фото, старая фотография,  Владивосток фото, советские фотографии

Истории » Как один американец стал почетным жителем Владивостока

В этом году исполняется 90 лет с начала международной военной интервенции на Дальнем Востоке. Продолжалась она почти пять лет и началась во Владивостоке с момента объявления нашего города состоящим под международным контролем. В мировой истории нечасто встретишь факт того, что иностранцы объявляют чужой город под своим начальством. Таким городом когда-то стал Владивосток.

Международные «управленцы». Владивосток. 1918 г.


3 марта 1918 г. Россия заключила с Германией так называемый Брестский мир и в одностороннем порядке вышла из Первой мировой войны. Сотни тысяч людей возвращались домой, привнося с собой элемент «свободы». По стране прокатилась волна советизации, и летом 1918 г. власть во Владивостоке также перешла к революционным Советам. Все военные были уравнены в правах. В Уссурийске, Шкотово, Владивостокской крепости всякий желающий мог оставить военную службу, взять винтовку, 200 патронов и идти восвояси. Уссурийский полк разошелся за два дня.

«Было страшно»

Воцарился хаос. «Страшно было по ночам. На темных улицах грабили, раздевали, порой и убивали», - писали очевидцы того времени. Пользуясь моментом, анархисты предлагали разделить Владивосток на районы и приступить к дележу имущества, начав погром магазинов. Толпа людей атаковала мельницу на станции Первая Речка и начала растаскивать муку.

В это время во Владивостоке на складах скопилось огромное военное имущество: около 1,5 млн пудов пороха, 850 тыс. винтовок, громадное количество артиллерийских снарядов, мин, патронов, моторы к самолетам, кожа для военной обуви и мн. др. Все это оказалось здесь потому, что морские пути в европейскую часть России были блокированы немецкими подводными лодками. Во время войны поставки царскому правительству Соединенными Штатами осуществлялись через Владивосток. Военное имущество постоянно пропадало со складов и оседало на бирже, где, по словам одного коммерсанта, «продавалось все: цинковые и оловянные рудники, уголь и угольные шахты, фабрики и заводы, пароходы с грузом лососевых консервов «Демби», акции предприятий и военное имущество». С этих складов вооружались и приморские партизаны, добывая гранаты, патроны, снаряды, одежду, медикаменты, пироксилин и бикфордов шнур.

«Однажды пришел к нам товарищ Михайлов и говорит, - вспоминал приморский партизан, - надо со склада чехословацких войск достать два ящика браунингов. Дело опасное, но есть договоренность с часовыми-сторожами. Надо шесть человек: четверо будут нести ящики, а двое охранять. Операцию проведем в час ночи, сегодня. Ровно в час подошли к складу. С задней стороны сторожами-часовыми была подготовлена лазейка. Ночь темная. Погода благоприятствовала: мелкий моросящий дождик. На складе мы обнаружили, что ящики с браунингами завалены тяжелыми тюками сукна. Пришлось сбрасывать и укладывать горы тюков. Работали без шума, молча. Стало жарко, все были мокрые. Ящики достали и осторожно вынесли через лазейку. Несли ящики по два человека. Один из нас шел на определенном расстоянии впереди, разведывая путь, а другой замыкал шествие, наблюдая за обстановкой».

Во всем этом хаосе единственной организованной силой были находившиеся во Владивостоке 12 тыс. чехословаков. История их появления в Приморье такова. Во время войны на стороне России выступал Чехословацкий корпус, сформированный из военнопленных чехословацкой национальности (Чехия в то время входила в состав Австро-Венгерской монархии - союзницы Германии). Корпус дислоцировался на Украине. После Брестского мира он должен был эвакуироваться через Владивосток в Европу. В мае 1918 г. эшелоны с отправляющимися на восток 45 тыс. военными чехами растянулись по всей Сибирской железной дороге от Пензы до Владивостока.

Это была сила, которая могла помочь и белым, поэтому красными было принято решение разоружить чехов. Но они не дались, подняли восстание и захватили все крупные города Сибири и Дальнего Востока. 29 июня они совершили переворот во Владивостоке, свергли Советы и назначили комендантом города своего офицера. Вместе с новым белым правительством Приморья они начали наступление на Красную Армию и партизан, сосредоточившихся в Уссурийске.

Как вспоминал известный советский военачальник Сакович: «Совершив переворот во Владивостоке, где тотчас организовалось белое правительство некоего Дербера, чехословаки, по указанию интервентов, провели наступление на Никольск-Уссурийский - крупный узел железных дорог, ведущий на Харбин и Хабаровск.

Навстречу чехословацкой дивизии мы бросили красные части с Гродековского фронта и красноармейцев Никольск-Уссурийского. Одновременно краевой красный штаб начал организовывать новые отряды из рабочих и крестьян. В 15 - 18 верстах южнее Никольск-Уссурийского завязался жестокий бой. Красные бойцы упорно отражали яростные атаки противника, прекрасно вооруженного новейшим оружием и броневиками. У нас же половина орудий были старые, образца 1877 года, не скорострельные. Все-таки благодаря их калибру (4,2 дм) мы наносили большой урон густо наступавшим чехословакам и белогвардейцам. Командовал фронтом Тонконогий из города Никольска, помогал ему чешский офицер Мировский. Всего у нас насчитывалось не более 1,5 тысяч бойцов, а у врага - свыше 10 тысяч, и он начал частью войск обходить наши отряды. Красным бойцам пришлось отступить к Спасску примерно на 150 верст». Под Спасском Красная Армия была разбита, распущена и на многие годы ушла в партизаны, доставляя немало беспокойства интервентам.

Владивосток пребывал в хаосе: военные грузы не имели надлежащей охраны, пленные немцы гуляли, где хотели, чехи требовали помощи в отправке домой, большевики все больше распространяли свою деятельность и агитацию, а интервенты решили взять город под свою опеку.

Защищаясь от опасности

6 июля 1918 г. в городе была опубликована «Декларация представителей союзного командования об объявлении Владивостока стоящим под международным контролем». «Ввиду опасности, угрожающей Владивостоку и союзным силам, здесь находящимся, от открытой и тайной работы австрогерманских военнопленных, шпионов и эмиссаров, - говорилось в декларации, - настоящим город и его окрестности берутся под временную охрану союзных держав, и будут приняты все необходимые меры для защиты как от внешней, так и от внутренней опасности. Власть земства и городского самоуправления признается в пределах местных дел, но военные силы и полиция будут усилены. Настоящий акт делается в духе дружбы и симпатии к русскому народу». Декларацию подписали А. М. Найт - адмирал флота США и главком Азиатского флота США, Хирохару Като - вице-адмирал японского флота, командир спецдивизиона императорского японского флота, Пэйн - капитан королевского флота, старший британский морской офицер, Парис - полковник французской армии, начальник французской военной миссии, Х. Лю - капитан китайского флота, командир крейсера «Хай-Юн», Бадюра - капитан чехословацкой армии, комендант города.

По словам очевидцев, «город переполнился интервентами. Здесь были английские моряки и шотландские стрелки в клетчатых юбках, французские солдаты и моряки в беретах с помпонами, американские солдаты в отутюженной форме с вечной резиновой жвачкой во рту, итальянские моряки, альпийские стрелки, чехословаки, канадские матросы и солдаты. Этот букет дополняли потомки самураев и солдаты Страны восходящего солнца в фуражках с красным околышем». Они и составили контингент специальной международной военной полиции, созданной для «защиты от опасности». В состав международной полиции вошли представители 12 наций, ходившие под 15 флагами и носившие 18 униформ. Объединенные отряды от 80 до 200 человек патрулировали город круглосуточно. Независимо от носимой формы все они носили на рукаве черные повязки с белыми буквами MPI - Международная военная полиция.

Полиция была действенной силой и активно включилась в городскую жизнь. Только за 1919 г. владивостокская MPI арестовала 280 русских бузотеров, пресекла 241 уличную драку, арестовала 135 преступников, закрыла 35 притонов, спасла 98 пострадавших и провела 28 облав. Кроме того, международные полицейские арестовывали и своих же интервентов. За различные нарушения были арестованы 1581 иностранцев и 85 дезертиров союзных войск. Работа полицейских была не безопасной - 51 военнослужащий полиции был ранен. Ранение штыком в плечо получил и начальник самой полиции - Самуэль И. Джонсон.

На самом деле глава владивостокской MPI был русским. Майор американской армии Самуэль И. Джонсон до эмиграции в США был Борисом Ивановичем Игнатьевым - отпрыском известного дворянского рода. Во Владивосток он попал с должности бригадного генерала Национальной гвардии Гавайев. В 1919 г. за свою деятельность на должности начальника международной военной полиции был удостоен звания почетного гражданина Владивостока. Однако в нынешнем списке почетных горожан приморской столицы ни Самуэль И. Джонсон, ни Борис Иванович Игнатьев не значится.

В 1920 г. США приняли решение эвакуировать свой экспедиционный корпус из Приморья. Вместе с американцами ушли англичане, французы, чехи, и осуществлять международное управление стало некому. С уходом американцев международная полиция была ликвидирована, и ее функции до освобождения Владивостока в октябре 1922 г. выполняла японская военная полиция. Самуэль И. Джонсон также покинул Владивосток в 1920 г. и стал работать на американской таможне по борьбе с незаконным оборотом спиртного: в США вовсю свирепствовал сухой закон, и опыт борьбы с владивостокскими подпольщиками очень пригодился почетному гражданину иностранного города в борьбе с американскими мафиози.

Юрий УФИМЦЕВ, специально для «Конкурент»

© 2006-2017, Старые фотографии Владивостока, старинное фото Публикации
Проект: РИА PrimaMedia. Дизайн сайта — ЦРТ
Яндекс.Метрика

старые фотографии, фотографии Владивостока