старые фото, старые фотографии Владивосток, фото, старая фотография,  Владивосток фото, советские фотографии старые фото, старые фотографии Владивосток, фото, старая фотография,  Владивосток фото, советские фотографии

Истории » В разные годы во Владивостоке так или иначе отметились легендарные разведчики

В разные годы во Владивостоке так или иначе отметились такие легендарные разведчики, как Сидней Рейли, Рихард Зорге, Рудольф Абель (Фишер), также даже супершпион всех времен и народов Максим Исаев, он же Всеволод Владимиров, он же штандартенфюрер СС Макс Отто фон Штирлиц и некоторые другие рыцари плаща и кинжала.

Егор ПУТНИК Специально для «К»

Первой отметилась японская разведка

История умалчивает, когда, кто именно и из какой страны в качестве представителя спецслужб первым побывал во Владивостоке. Но трудно поверить, что только из праздного любопытства и коммерческого интереса у нас объявлялись с первых лет существования поста Владивосток заморские коммерсанты, моряки, путешественники и прочие «энтомологи»...

Первый же массовый наплыв шпионов и лазутчиков случился в славном граде Владивостоке накануне русско-японской войны 1904-1905 гг. Понятно, что главным образом это были японские лазутчики. Правда, не все они были японцами. Работали на Страну восходящего солнца и некоторые представители Кореи и Китая. В кого они только не маскировались! История свидетельствует, что шпионы принимали обличье фотографов, парикмахеров, деловитых мастеровых механических мастерских Сибирской флотилии (ныне «Дальзавод»), владельцев и работников трактиров и других питейных заведений, обслуги в домах владивостокских чиновников и офицеров, причем, случалось, японские шпионы выдавали себя за манз (китайцев). А японские дома терпимости во Владивостоке с неземными ласками гейш были вообще, как правило, логовом разведки генерального штаба Японской армии.

Международный авантюрист и шпион

В эти же годы во Владивостоке объявился и жил некоторое время легендарный английский шпион Сидней Рейли (Зигмунд Розенблюм). Разведчик он был матерый. В одной из книг об истории британской секретной службы отмечалось, что «ни один другой шпион не обладал такой властью и таким влиянием, как Рейли. Он был мастером покушения и знал, как лучше «отравить, заколоть, застрелить и задушить». У него всегда было наготове «одиннадцать паспортов и столько же жен». Есть свидетельства, что проживал Сидней Рейли «на улице Семеновской в доме с видом на Транссибирскую магистраль».

В 1906 г. Рейли вновь объявился во Владивостоке и околачивался у нас около полугода. Чем конкретно он у нас занимался в эти два приезда, история умалчивает. Впрочем, а чем еще мог заниматься в чужом городе такой ловкий человек?

Штирлиц любил сиживать в «Версале»

Не меньше шпионов и аферистов всех мастей наводнило Владивосток в годы гражданской войны и интервенции. Дорога легендарного Штирлица тоже в те смутные годы начиналась во Владивостоке. В одном из интервью писатель Юлиан Семенов, создавший «Семнадцать мгновений весны», как-то признавался, что главного героя ему подкинули на Лубянке (штаб-квартире КГБ). Дескать, в документах, что ему доверили, было сказано, что «на днях за кордон — в Харбин — вместе с покидающими Владивосток частями белой армии был отправлен человек Дзержинского (председатель ВЧК) с секретной миссией». Он-то и послужил писателю одним из прототипов ловкого и непотопляемого советского лазутчика Максима Максимыча Исаева-Штирлица. Так в романе, который стал вмиг знаменитым после его экранизации, нашел отражение и город нашенский. Пусть и мимоходом, но все-таки.

Из романа, в частности, можно узнать, что будущий герой советской разведки посещал ресторан «Версаль» и, закадрив некую юную барышню Сашеньку, прогуливался с ней по берегу Семеновского покоса (ныне Спортивная гавань). Известно нам и место, откуда уходили белые, а вместе с ним и Максим Максимыч: это Штабная пристань — район нынешнего вокзала прибрежных сообщений. Да и другие места в городе, где он бывал. В общем, наследил у нас Штирлиц...

Кстати. Советских разведчиков, или шпионов, как кому угодно, в силовых структурах гитлеровской Германии не было. Имеются в виду наши агенты уровня Штирлица, внедренные туда и ставшие накоротке с главарями третьего рейха. Это сказка, что признают и представители наших спецслужб. Самым высоким чином в службе безопасности третьего рейха, сотрудничавшим с нашей разведкой, был штандартенфюрер СС (полковник) Вилли Лемман (оперативный псевдоним Брайтенбах), который и стал одним из прототипов Штирлица.

Леммана никто не вербовал, он был агент-инициативщик, т.е. сам вышел на нашу разведку и работал на СССР не за деньги и, по большому счету, даже не за идею. А из глубокого уважения к русским. Дело в том, что в 1904 г. Вилли Лемман совсем юным офицером служил на немецком корабле, который зашел в корейский порт Чемульпо, и волею случая видел, как русские моряки крейсера «Варяг» готовились к неравному бою с японской эскадрой и как отважно вступили они в смертельный поединок с врагом. Это впечатлило молодого офицера на всю жизнь. После прихода Гитлера к власти он и предложил свои услуги советской разведке.

Судьба Вилли Леммана оказалась трагичной. В 1938 г. всех наших разведчиков, работавших с ним, отозвали в Москву и расстреляли. Связь восстановили только в феврале 1941, а с началом войны вновь прервали. В 1942 г. на связь к Лемману был заброшен наш агент, который попал в руки гитлеровцев. Он-то и выдал Леммана-Штирлица, которого после зверских пыток казнили.

Рудольф Абель, он же Фишер

Пожалуй, мало кто из людей старшего поколения не слышал имя этого советского разведчика-нелегала. Всплыло оно в 60-х, когда Рудольф Иванович Абель, арестованный в 1957 г. в США и получивший 30 лет тюрьмы, был обменян советской стороной на американского летчика-шпиона Гарри Пауэрса, сбитого 1 мая 1960 г. советской ракетой в небе над Екатеринбургом. Считается, что история шпионской жизни Абеля, его ареста и обмена была положена в основу художественного двухсерийного фильма «Мертвый сезон».

Итак, легендарный Рудольф Абель. В действительности фамилия его была Вильям Генрихович Фишер. А Абель — фамилия его друга-разведчика, с кем свела его судьба в 20-х годах в Китае. К моменту ареста Фишера в Америке в августе 1957 г. настоящий Абель уже умер (в 1955 г.), и Фишер представился агентам ФБР как Рудольф Абель, т.е. так и не раскрыв супостату свое настоящее имя.

В биографии этих людей есть и владивостокский эпизод жизни. Реальный Абель прибыл к нам сразу же после освобождения Приморья от интервентов и белогвардейцев, а спустя несколько месяцев переехал на Камчатку, потом — на Командорские острова. На советском Дальнем Востоке он в основном занимался радиоразведкой. Вильям Фишер был во Владивостоке проездом в Китай (возможно, он у нас находился и больше по своим секретным делам, но мы, увы, такими данными не располагаем). А потом оба разведчика встретились уже в Китае. Мощность радиопередатчиков той эпохи была мала, поэтому разведдонесения с чужой территории на нашу сторону передавались по цепочке. И одним из звеньев этой цепи были Абель и Фишер. Абель передавал информацию из Кантона, а принимающим телеграфистом в Пекине был Фишер. Впоследствии оба разведчика работали в других странах на нелегальном положении.

Вильям Фишер, став всемирно известным разведчиком под именем Абель, о котором американские газеты после его ареста писали, что «схвачен самый крупный советский шпион в истории Америки», тихо доживал свой век на даче в Подмосковье, привыкая к семье, с которой, по сути, был всю жизнь разлучен. От служебного авто полковник внешней разведки отказался, ездил электричкой в Москву учить уму-разуму молодых сотрудников. Увлекался фотоделом, шелкографией, рисованием. Причем первоклассно! В США до сих пор можно встретить альбомы с его рисунками.

Он был романтик и жил идеей социальной справедливости. За день до смерти он скажет с грустью дочери: «Всю жизнь прожил во тьме — во тьме и умираю...» А через день в «Красной звезде» появится крохотная заметка о его смерти. Больше нигде ни слова. На могильной плите кладбища при Донском монастыре в Москве тоже скупо напишут: «Р.И. Абель. 1903-1971». Лишь много лет спустя в скобках добавят «Вильям Генрихович Фишер». Вот такой человек в начале 20-х начинал свою деятельность разведчика в наших краях.

Рамзай вызывает на связь «Висбаден»

Еще одна легенда советской разведки, «человек, для которого не было тайн» — Рихард Зорге, также волею случая отметился во Владивостоке. Правда, по нашим данным, тоже всего лишь проездом. Всю свою добычу — бесценную информацию, которую добывал в Китае, а затем в Японии, слал через своего радиста во Владивосток. Вот как это было.

Висбаден — название известного немецкого курортного городка — с 1936-го и до осени 1941 г. у ГРУ (главное разведуправление Генерального штаба Красной армии) было кодовым обозначением Владивостока. Здесь располагалась станция радиоприема, которая контролировала нелегальные миссии 4-го управления за границей (Юго-Восточная Азия). Однако ее месторасположение не было известно тогда даже радистам. Они знали лишь ее кодовое название — «Висбаден». А ретранслятор находился в Шанхае, который передавал сообщения во Владивосток. Позывными служили сигналы, присваиваемые китайским любительским станциям согласно международной конвенции. Таким образом, радист Рихарда Зорге Макс Клаузен работал как бы на любительской основе на нелегальных разноволновых частотах.

Хотя некоторые сообщения Рамзая и были перехвачены японскими службами, они не смогли дешифровать их или установить местонахождение передающей станции в районе Токио. Кроме сообщений, посылаемых по радио во Владивосток, группа Зорге поддерживала связь с Москвой с помощью курьеров через Шанхай или Гонконг. Однако именно через Владивосток Центру стало известно о точной дате начала войны и что Япония не нападет на советский Дальний Восток, что позволило перебросить дивизии на запад, под Москву, суровой осенью 1941 г.

Ни точное местоположение передатчика, ни принадлежность группы, похоже, так и не были установлены военной японской контрразведкой до самого ареста Зорге и его сотрудников (18 октября 1941 г.). Рамзая, как и Фишера-Абеля и других наших знаменитых разведчиков, увы, погубили товарищи. Блистательного разведчика судили. Он все надеялся, что из японских застенков ему помогут выбраться те, кто его сюда послал и на кого он верой и правдой работал. Зорге ошибся. В Советском Союзе о нем вспомнили только через много лет, присвоив звание Героя. 7 ноября 1944 г. он был казнен.

Наш английский товарищ Ким Филби

Есть информация, что в конце 70-х наш город навещал и легендарный советский агент за рубежом Ким Филби. Самый известный из Кембриджской «великолепной пятерки», которая, проникнув в коридоры правительства Великобритании, передавала СССР бесценную информацию. Правда, во Владивостоке он побывал уже в качестве заслуженного пенсионера разведки.

Оказавшись в СССР и посмотрев на жизнь его граждан, Ким Филби затосковал и стал пить горькую. Дабы он мог развеять тоску, КГБ позволил ему путешествовать по соцстранам и Советскому Союзу. Под присмотром, конечно. Наши спецслужбы особо не доверяли даже заслуженным иностранным агентам. Одну из таких поездок, инкогнито, как установлено, он совершил во Владивосток, где, прочитав пару лекций местным чекистам, любовался Тихим океанам, пил под морские деликатесы русскую водку и погружался в думы, о которых сегодня уже никому не узнать...

Источник: www.konkurent.ru

© 2006-2017, Старые фотографии Владивостока, старинное фото Публикации
Проект: РИА PrimaMedia. Дизайн сайта — ЦРТ
Яндекс.Метрика

старые фотографии, фотографии Владивостока